Category: общество

СССР

3.ПРО ПЕТРА НИКОЛАЕВИЧА. И ВООБЩЕ. (Воспоминания Олега Ковриги о Петре Мамонове)

Один раз мы почему-то очень сильно поругались с Олей. Сейчас я совершенно не могу вспомнить, из-за чего мы ругались, и, более того, мне уже даже вообще непонятно, как это могло получиться, потому что за последние несколько лет мы с Олей, может быть, и не достигли полного взаимопонимания, но, по крайней мере, достигли полного взаимного сочувствия и взаимной поддержки. Наверное, это связано с тем, что у нас с ней есть существенная общая черта: любовь к кропотливой ежедневной работе при отсутствии всякого пижонства (Вот, как я себя похвалил-то! А-а!)
Но тогда мы почему-то поругались - и я написал письмо следующего содержания:
ДОГОВОР О СОТРУДНИЧЕСТВЕ
Я, Коврига Олег Владиславович, как и прежде, готов в меру своих возможностей поддерживать группу "Мамонов и Алексей" и лично Мамонова Петра Николаевича, являющегося одним из моих любимых АВТОРОВ.
При этом я требую не допускать по отношению ко мне хамства, безобразных выходок и поганых слов, а также не подозревать меня в злокозненности и подрывных намерениях по отношению к группе "Мамонов и Алексей" и лично Мамонову Петру Николаевичу.
Предупреждаю, что несоблюдение данных требований может привести к трагическому исходу, а именно: в один прекрасный день я откручу голову г-же Мамоновой Ольге Ивановне.
Бумагу эту составил в трезвом уме и на полном серьёзе.
Коврига О.В.
22 февраля 1992г.
О возможности трагического исхода предупреждена
Мамонова О.И.
С Договором о сотрудничестве ознакомлен
Мамонов П.Н. (АВТОР)

Я отдал это письмо Петру - и несколько недель мы не созванивались вообще. При этом какая-то работа шла - и мы с Олей случайно столкнулись на лестнице у Юры Родина, который оформлял пластинки "Звуков Му". Поднимаемся мы к Юре, он открывает дверь - и Оля ему говорит:
- Видишь, Юр, он мне голову оторвать хочет!
- Не оторвать, а открутить...
В общем, ситуацию эту мы развели - и больше никогда не ссорились.


Collapse )

Примечание модератора: Данный текст - плод творческих усилий Олега Ковриги. Выложен с его разрешения. При перепечатке текста просьба ссылаться на автора как на первоисточник.
СССР

ГЛАВНЫЙ ПЕТРУШКА СОВЕТСКОГО СОЮЗА.

В студии "Мизантроп" окно в аппаратной выходило к пожарной лестнице. В хорошую погоду мы перелезали по этой лестнице на крышу соседнего дома, который стоял перпендикулярно нашему и имел общую стену с аппаратной. Однажды мы с Элей Шмелевой лежали на этой крыше и смотрели, как "Аркестр АУ" в очередной раз прослушивает инструментальную часть "Не зарекайся". Свинье при этом делать было особо нечего и он слонялся по аппаратной. Накладывать голос было еще рано, но ему вдруг захотелось спеть. Он подошел к открытому окну - и начал петь под уже записанный инструментал. И пел он с полной отдачей, как артист настоящий. А мы смотрели на это окно в полном восторге, и я помню, что где-то на середине песни у меня вдруг возникла мысль: "Неужели через несколько минут все это кончится и уже никогда не повторится?"

Collapse )


Примечание модератора: Данный текст - плод творческих усилий Олега Ковриги. Выложен с его разрешения. При перепечатке текста просьба ссылаться на автора как на первоисточник.
СССР

НАШ ОТВЕТ МЕДНОМУ ВСАДНИКУ

Что должно было произойти, чтобы Верещагин из «Белого солнца пустыни» всё бросил и опять пошёл воевать? Может быть, авторы фильма имели в виду другое, но у меня на этот счёт есть своя версия.
- Фёдор, Петруха с тобой?
- Нет больше Петрухи. Зарезал его Чёрный Абдулла!
- Иди, иди! Хороший дом, хорошая жена – что ещё нужно человеку, чтобы спокойно встретить старость?!
Последние слова, понятное дело, произносит сам Абдулла. После этого Верещагин молча уходит. Как сквозь вату доносятся до него слова жены о том, как они «на могилку к сыну» съездят и так далее. В результате он запирает жену – и идёт на баркас.
Если бы Абдулла промолчал, сюжет мог бы развернуться совсем по-другому. Думаю, что даже Петрухина смерть не заставила бы Павла (не помню его отчества) повести себя именно так. Переживал бы, мучился – но воевать не пошёл бы. А вот обиды не стерпел, скотиной себя признать не захотел…

Collapse )

Примечание модератора: Данный текст - плод творческих усилий Олега Ковриги. Выложен с его разрешения. При перепечатке текста просьба ссылаться на автора как на первоисточник.
Отдельно прошу всех кто прочел эту статью дать на неё ссылку в своих журналах, а так же уведомляю, что данная статья это глава из мемуаров Олега Владиславовича Ковриги, которые пишутся и время от времени выкладываются в интернете в свободном доступе.